A+ A A-

В чём пафос памятника «Слова о полку Игореве»?

«Слово о полку Игореве» — произведение очень сложное и необычное, в нём очень много литературных заимствований из разных произведений — «Песни о Роланде», «Энеиды» Верги­лия, «Илиады» Гомера, Священного писания и других извест­ных тогда источников. Однако несмотря на сложный состав и несколько смысловых слоёв произведения, основное направле­ние мысли автора неизменно — он осуждает княжеские раздо­ры, осуждает раздробленность Русской земли, которая к тому моменту представляла собой лоскутное одеяло, объединённое только единой религией — православием, осуждает самовлюб­лённость и спесь местечковых властителей. Идеалом для автора является Киевская Русь, могучее, единое государство, способ­ное защитить своих подданных от различных внешних опасно­стей и заслужить опасливое уважение со стороны соседей. Сла­ва Русской земли закатилась как вечернее солнце, автор это очень хорошо чувствует и инстинктивно выражает понимание исторически неизбежного процесса угасания древнеславянского этноса. Грядёт ночь — период безвременья, беззащитности лю­дей, смуты и брожения в умах, который под силу преодолеть только новому объединению.

Такое объединение произойдёт лишь спустя двести лет, когда возвысится Москва, и из недр умершего восточнославянского эт­носа родятся новые братские этносы, полные жизни и жажды деятельности: великорусский, белорусский и украинский.

Во времена же написания «Слова о полку Игореве» до этого было ещё очень далеко, однако автор, как человек художественно проницательный, угадал грозящую русским землям внешнюю опасность. Он не знал, как её выразить, поэтому и преувеличил беды, причиняемые половцами. Но основное направление его мысли подтвердилось спустя полвека, когда разрозненные кня­жества, истощённые взаимной борьбой и недоверием, легко стали добычей монгольской армии Батыя.

Человек, ищущий славы только себе, несмотря на всё своё благородство и проявляемый героизм, всегда в конечном итоге принесёт несчастье соплеменникам, потому что народная сила — в единстве, в понимании действительных интересов и целей раз­вития своего народа. Это основной пафос «Слова...», и он неиз­менен.

Доклад «В чём актуальность этого произведения в на­ши дни?»

В 1991 году распалась могучая держава — Союз Советских Социалистических Республик. Произошло это не по народной воле, а по келейному сговору лидеров трёх республик, укрыв­шихся в Беловежской пуще. Россия никогда не была парла­ментской страной, люди по большей части привыкли прини­мать происходящие во власти перемены как неизбежную данность, поэтому разрушение великого государства, вызвав резко негативную реакцию большинства населения, стало всё же реальностью.

Конечно, центробежные силы тоже были, и как раз на них опиралась новая власть. Однако большинство россиян, только начавших приобщаться к свободному волеизъявлению, всё ещё относились (многие и сейчас относятся) ко власти, как к чему-то неизбежному, на что нельзя повлиять. Такое отношение имеет очень давнюю историческую традицию, и её обязательно надо учитывать.

Можно провести такую аналогию: политически неопытные люди поверили трескучим фразам о «национальном самоопре­делении», как часто верят громким словам и обещаниям неко­торые подростки, которые не могут разобраться в причинах и следствиях и вынуждены происходящие в мире взрослых собы­тия рассматривать только с одной, внешней стороны. Теперь, когда количество людей во власти увеличилось пропорциональ­но количеству новых государств, и политики этих новых госу­дарств стали более самовластны в своих решениях, нежели это могло быть в рамках одной страны, они приложат все усилия, чтобы такой власти не лишиться.

Точно так же и в Киевской Руси каждый удельный князь мечтал быть полновластным господином, нимало не заботясь при этом о своих подданных. Желания таких князей, считающих себя обделёнными, сбылись, единая Русь раскололась на десят­ки мелких государств, враждующих между собой. Каждый князь думал уже не об опасности всей Русской земле, а о лич­ной безопасности и был готов ради расширения своего влияния губить тысячами своих подданных и призывать на помощь чу­жеземцев. Князь Игорь захотел прославиться и погубил свою дружину в бессмысленном набеге, половцы в ответ совершили несколько набегов, которые ещё больше принесли горя народу. За 70-80 лет до описываемых событий объединённые русские дружины несколько раз ходили в степь под предводительством Владимира Мономаха и вынудили половцев практически отка-4 заться от попыток совершать набеги на пограничные земли, на­против, они включили их в орбиту Русской земли, князья по­роднились с ханами и стали если не союзниками, то мирными соседями, где право сильного принадлежало безоговорочно рус­ской стороне. Когда же на Руси начались усобицы и сами князья стали просить половцев о помощи в междоусобных войнах, на­падения возобновились. Автор сожалеет о том, что самолюбие и гордыня князей, стремящихся к утверждению своей власти за счёт других привело к постоянному разорению многих русских земель. Силы истощались в мелочной борьбе и ещё полвека спустя независимые, но слабые княжества оказались лёгкой до­бычей монгольской армии Батыя.

Так и сейчас, веками складывающееся государство оказа­лось расколото, в результате чего забываются совместные про­шлые победы и утрачивается возможность братского сотрудни­чества. Попытки опереться в противостоянии с Россией на страны Европы и США на руку только последним, потому что дают возможность вмешиваться в дела, для них прежде недос­тупные, а усиленно апеллирующие к ним «свободные демокра­тические страны» невольно превращаются в заложников своих благодетелей и зачастую получают на своих территориях анало­гичные очаги напряжённости (Абхазия и Аджария в Грузии, Крым на Украине, русские районы в Прибалтике).

• Судьба лоскутного одеяла обычно незавидна: стоит только дёрнуть его посильнее, и оно распадается. В этом и состоит акту­альность «Слова...» в наши дни.

загрузка...