A+ A A-

Сочинение ЕГЭ по В. Распутину. Проблема влияния писателя на формирование личности

Сочинение

«...Все меньше мест, где можно среди природы отвлечься от трагедии Земли», — с такого печального утверждения начинает рассуждения о природе и человеке известный рус­ский и советский писатель В. Распутин.

Автор обращается к крайне актуальной экологической проблеме единства человека и природы. Сложившуюся сего­дня экологическую ситуацию он называет «бескровной вой­ной, необъявленной, непризнанной и бесконечной до конца жизни». Последствия так называемой войны человека и природы привели, по мнению писателя, к тому, что все меньше и меньше остается мест, не тронутых варварством человека. В. Распутина необыкновенно радует удивительное чувство единения с природой, которое еще возможно испы­тать в таких нетронутых цивилизацией местах, где «оку­нешься ты в уцелевшую купель и обитель, не радость чувст­вуешь, не счастье, не покой и удачу, но выползает душа, обезголосевшая от страданий и страха... недвижно смотрит и слушает». На что же смотрит душа, что слушает? Смотрит на нетронутую, первозданную красоту окружающего мира. Слушает тишину полей или грохот водопада, гомон малень­ких ручейков или неторопливый ход реки. И удивляется, удивляется тому, чему, вероятно, дивились люди и многие тысячи лет до нас: неужели никогда не кончается эта красо­та, этот покой и умиротворение.

В. Распутин глубоко уверен: человек только тогда будет счастлив, когда осознает свою неразрывную, благодатную связь с природой, свое кровное единство с ней.

Невозможно не согласиться с мнением известного писа­теля: не должен современный человек потерять, утратить эту благодать: общение с природой, умение и желание вос­хищаться озерами, реками, морями, водопадами; неброски­ми, но такими родными российскими пейзажами. В едине­нии с природой можно черпать духовные силы, становясь нравственно чище, благороднее, сильнее.

О необходимости единства человека и природы говорят многие русские писатели. Так, читая стихотворение А.Т. Твардовского «Лес осенью», проникаешься первоздан­ной красотой окружающего мира, природы. Слышишь шум ярко-желтой листвы, треск обломившегося сучка. Видишь легкий прыжок белки. Хочется не просто любоваться, а по­стараться сохранить всю эту красоту как можно дольше, ра­доваться ей, находить в общении с ней смысл жизни.

О том, что постижение красоты окружающего мира дела­ет человека чище, лучше, душевно тоньше, заставляет за­думаться рассказ современного писателя В. Крупина «Сбрось мешок». Такой совет однажды дал отец взрослой дочери Варе, уставшей от тяжелого крестьянского труда: она вместе с братьями грузила мешки картошки, и казалось ей тогда, что жизнь всегда будет состоять только из изнури­тельного, тяжелого труда. Но, оказывается, можно сбросить каждому свой мешок забот, тревог, невзгод, если научиться находить покой и радость в общении с природой. Варя уве­рена, что совет отца позволил ей обрести счастье. И это сча­стье общения с природой она передала своей дочери, а та своей... Так, по мнению В. Крупина, должна передаваться из поколения в поколение мудрость: человек и природа едины!

Таким образом, можно сделать вывод: не должен, не имеет права наш современник утратить чувство радости от общения с природой, чувство удивления перед вечностью всего живого, того, что было до него и будет после него. Чтобы и последующие поколения могли так же восклицать, как замечательный русский писатель В. Распутин: «...хорошо-то как!»

Текст

(1)...Все меньше мест, где можно среди природы отвлечь­ся от трагедии Земли. (2)Все меньше картин, целомудренно существовавших даже и при наших родах. (З)Все больше ран и поражений от бескровной войны, необъявленной, не­признанной и бесконечной до конца жизни. (4)И когда оку­нешься ты в уцелевшую купель и обитель, не радость чувст­вуешь, не счастье, не покой и удачу, но выползает душа, обезголосевшая от страданий и страха, отверженная, смор­щенная и жалкая, и примащивается робко на самом твоем краешке, как над обрывом, и тихо, недвижно смотрит и слушает. (5)Нет, не смотрит и слушает, а купается во всем том, что перед нею, отмывая страдания и забвение. (6)А ес­ли не вспугнешь ее словом или грубым воспоминанием, то и запоет — запоет забывчиво серединой меж радостью и печа­лью, с пронзающей струнностью и струйкостью высвечивая что-то забытое иль утерянное. (7)И коль почувствуешь и ус­лышишь ее до обморока и оцепенения, не прими, что это к худу.

(8)Как сквозь заворожь и обморок, увидишь ты древнее видение: с огромной высоты белопенный, крутокипящий, в тугом изгибе падает мощный поток водопада и разбивается о камни, скатываясь по ним остывающим сливом. (9)И себя, как вечного странника, обнаружишь сидящим на валуне под водопадом, мокрого от брызг, неотрывно следящего, как в замшелом обережье медленно и тихо двумя потоками на­встречу тебе плывет река. (10)И вдруг врывается грохот, вздымается высота, и обрушиваются с нее, разрезанные ска­лой, два бешеных вала, посредине ударяются о террасу и двумя же гривами ухают вниз. (11)А что отплеснуло верх­ним разрезом и террасой, что выжало из корней и трав — ручейками и каплями, и каждый, каждая со своим голосом догонно звучат и стекают отдельно, так же ударяются вни­зу, так же разбрызгиваются, спохватываются, собираются и идут в общее русло.

(12)И удивишься детской потребностью радоваться и удивляться: неужели это никогда не кончается? (13)Неужели и сто, и тысячу лет назад было столько же во­ды и высоты?

(14)И всюду, спускаешься ли на юг, поднимаешься ли на север — всюду то разлохмаченные взбитые гривы, то акку­ратные тонкие косички, то короткие завесы водопадов. (15)Весной больше, к осени меньше. (16)И посередь лесисто­го склона, теряясь затем в спокойном течении, и с навесов над озером, и высоко и далеко над головой — картинно из­гибающиеся и застывшие, как мрамор, выдалбливающие ущелья и отворачивающие в сторону, чтобы, поколесив, скатиться в озеро как ни в чем не бывало журчащей по ка­мешкам речкой.

(17) У   воды, у берега — и заливчики, и гроты, и дико­винные каменные фигуры, выточенные волной, и воротца, и нависающие козырьки, и пробующий намыться в пляжик песок...

(18) А   выглянет солнце — все отмякает и расцветает, за­говаривает и запевает, все соединяется в нераздельную вол­шебную картину.

(19) Спустишься на галечник, да окинешь взглядом всю открывшуюся перед тобой с готовностью красоту, да вздох­нешь глубоко и жадно, впитывая запахи воды, тайги и кам­ня, — и обо всем забудешь, кроме того, что есть на свете еще благодать: хорошо-то как!

(По В. Распутину)

загрузка...