A+ A A-

Сочинение ЕГЭ по русскому. Проблема миропонимания в искусстве

Сочинение

Отражается ли в произведении искусства личность твор­ца? Что является главнейшим актом творчества для худож­ника? Над этими вопросами меня заставил задуматься текст известного российского писателя Ф. Искандера.

Автор обращается к вечной проблеме миропонимания в искусстве. Актуальность поставленного вопроса не вызывает сомнений, поскольку с древнейших времен человек в искус­стве отражает свое мировоззрение и миропонимание.

Писатель говорит о том, что «для всякого художника первым главнейшим актом творчества является сама жизнь». Действительно, в отрыве от жизни невозможно соз­дать по-настоящему талантливое произведение. Писатель только отражает на бумаге то, что жизнь уже сама давно осмыслила и «написала».

Ф. Искандер убежден, что писатель отражает в творчест­ве свое понимание мира, следовательно, он отражает свою личность, свое отношение ко всем серьезнейшим вопросам бытия. Что же, по мнению, писателя, представляет собой правильное творческое миропонимание? Это, бесспорно, стремление и воля к добру, «бесконечный процесс самоочи­щения и очищения окружающей среды». Следовательно, только если писатель нацелен, настроен на созидающее доб­ро, будет обогащаться его творчество, «наращиваться» пафос произведений. Ф. Искандер подчеркивает, что другого ис­точника вдохновения, кроме созидания добра и внутренней духовной работы, у писателя просто нет.

Главная мысль текста состоит в том, что творчество вовсе не является результатом фантазии и воображения писателя. Оно — закономерный итог познания творцом сложностей и противоречий жизни. В основе его — желание созидать, а не разрушать, непрекращающаяся внутренняя работа творца по очищению собственной души от всего разрушительного: лжи, невежества, коварства, желания славы.

Невозможно не согласиться с позицией автора: настоя­щим художником можно назвать лишь того, чьи произведе­ния взывают к добру как к основе миропорядка; того, кто постоянно совершенствует самого себя и в произведениях отражает результаты глубинной внутренней работы души.

Можно привести ряд примеров из литературы, свиде­тельствующих о том, что художник всегда занят серьезней­шей внутренней работой по познанию мира и самого себя в нем. Так, в одной из «Маленьких трагедий» А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери» великий композитор кажется Сальери «гулякой праздным». Действительно, на первый взгляд ка­жется, что Моцарт совсем не усерден в творчестве в отличие от Сальери. Но как заблуждался Сальери: Моцарт не гулял, не проводил праздно жизнь, он изучал ее, накапливал яркие и самобытные впечатления в непосредственном общении с людьми, в то время как Сальери в тиши уединения старался многочасовыми занятиями постичь то, что можно постичь исключительно в водовороте жизни.

Образ великого Моцарта привлекал не только А.С. Пуш­кина. Понять личность этого выдающегося композитора пы­тались и после А.С. Пушкина еще не раз. Так, К.Г. Паустов­ский в рассказе «Старый повар» говорит о том, что Моцарт видит источник своего творчества исключительно в жизни, в ярких впечатлениях ее. Свое видение жизни композитор пе­редает тем, кто слушает его творения. Моцарт, приступая к игре на клавесине, говорит слепому повару: «Слушайте и смотрите». Прочитав рассказ, невольно задумываешься, представил ли старик себе сад, небо, рассвет или на самом деле прозрел под влиянием музыки? Хочется верить, что ми­ропонимание композитора несомненно могло повлиять на яр­кость и точность картин, которые представил себе незрячий человек. Моцарт был счастлив, потому что отдал свой талант людям, принося им радость и созидая добро.

Итак, понимание искусства как целенаправленного добра и творческого созидания, огромная внутренняя работа ху­дожника над собой — вот источник творчества любого вели­кого творца. Другой энергии, кроме энергии самой жизни со всеми ее радостями, бедами, тревогами и печалями, у ху­дожника нет и никогда не будет.

Текст

(1)Давно замечено, что полная неграмотность нравствен­но выше полуграмотности. (2)Это касается и интеллигенции. (З)Полуграмотная интеллигенция искажает и уродует язык.

(4)Я задумался об этом в связи с наступающим хамством. (б)Неболыыой пример. (б)Насколько я помню из литерату­ры, в конце восемнадцатого и начале девятнадцатого века слово «дерзость» имело отрицательный смысл. (7)Говорили: «Повар надерзил. Пришлось отправить его на конюшню».

(8)Уже у Даля, конечно, в связи с развитием живого языка, это слово имеет два практически противоположных смысла: (9)«Дерзость — необычайная смелость. (Ю)Дерзость

—   необычайная наглость и грубость».

(11)С начала двадцатого века положительный смысл это­го слова в сущности становится единственным. (12)Чем больше хамство побеждало в жизни, тем более красивым это слово выглядело в литературе. (13)И уже невозможно ему вернуть первоначальный смысл. (14)Иногда люди, не заме­чая комического эффекта, противопоставляют это слово первоначальному смыслу. (15)«Наглец, но какой дерзкий»,

—   говорится иногда не без восхищения.

(16) Таким образом, слово «дерзость» — небольшая фило­логическая победа большого хамства...

(17) Я   скажу такую вещь: существует жалкий предрассу­док, что, садясь писать, надо писать честно. (18)Если мы са­димся писать с мыслью писать честно, мы поздно задума­лись о честности: поезд уже ушел.

(19)Я думаю, что для писателя, как, видимо, для всякого художника, первым главнейшим актом творчества является сама его жизнь. (20)Таким образом, писатель, садясь пи­сать, только дописывает уже написанное его жизнью. (21)Написанное его личной жизнью уже определило сюжет и героя в первом акте его творчества. (22)Далыпе можно только дописывать.

(23)Писатель не только, как и всякий человек, создает в своей голове образ своего миропонимания, но неизменно вос­производит его на бумаге. (24)Ничего другого он воспроизве­сти не может. (25)Все другое — ходули или чужая черниль­ница. (26)Это сразу видно, и мы говорим — это не художник.

(27)Поэтому настоящий художник интуитивно, а потом и сознательно строит свое миропонимание как волю к добру, как бесконечный процесс самоочищения и очищения окру­жающей среды. (28)И это есть наращивание этического па­фоса, заработанное собственной жизнью. И другого источ­ника энергии у писателя просто нет.

(29)Виктор Шкловский где-то писал, что обыкновенный человек просто физически не смог бы за всю свою жизнь столько раз переписать «Войну и мир». (ЗО)Конечно, не смог бы, потому что у обыкновенного человека не было такого первого грандиозного акта творчества, как жизнь Толстого, породившая эту энергию.

(31)Живому человеку свойственно ошибаться, споты­каться. (32)Естественно, это же свойственно и писателю. (ЗЗ)Может ли жизнь писателя, которая в первом акте самой жизни прошла, как ошибка и заблуждение, стать предметом изображения во втором акте творчества на бумаге?

(34)Может, но только в том случае, если второй акт есть покаянное описание этого заблуждения. (Зб)Искренность

покаяния и порождает энергию вдохновения.

(По Ф. Искандеру )

загрузка...