A+ A A-

Сочинение ЕГЭ по В. Астафьеву. Проблема сохранения человечности, чувства собственного достоинства, великодушия

Сочинение

Жизнь порой преподносит нам уроки тогда, когда мы и не ждем этого. Бывают ситуации, когда вдруг то, что ты ви­дишь, оборачивается к тебе совершенно другой стороной, и ты получаешь нравственный урок на всю жизнь.

Вот такую ситуацию рассматривает замечательный писа­тель Виктор Астафьев в данном отрывке. Как сохранить че­ловеческое достоинство и великодушие на войне? Над этой проблемой рассуждает автор.

Он описывает эпизод из жизни молодого бойца, страдаю­щего от голода. Вместе с пожилым солдатом они хлебают из одного котелка жижу, которую и едой-то назвать трудно. Ге­рой Астафьева одержим одной мыслью — съесть как можно больше, не думая о напарнике. Читатель и сочувствует ге­рою, который от голода перестал думать по-человечески, и осуждает его эгоизм. Несобственно-прямая речь помогает по­нять все эмоции молодого бойца, который лишь страшным усилием сдерживает себя, чтобы не съесть все. А поведение пожилого бойца преподносит юноше урок: он ест с достоин­ством, оставляя большую часть молодому. Когда молодой бо­ец посмотрел ему в глаза, он увидел «всепонимание и уста­лую мудрость, что готова и к всепрощению, и к снисходительности». Пожилой боец не менее голоден, но он проявляет великодушие, благородство, преподнося тем самым молодому человеку нравственный урок.

Позиция автора мне понятна: и на войне, и в мирной жизни человек должен оставаться человеком, сохранять в себе достоинство, благородство, великодушие.

Я разделяю эту точку зрения писателя, потому что надо оставаться человеком в любой ситуации.

Литература о Великой Отечественной войне дает нам прекрасные образцы благородства и великодушия. Напри­мер, в рассказе М. Шолохова «Судьба человека» герой, Анд­рей Соколов, и в лагере смерти остается благородным, вели­кодушным человеком. После нравственного поединка с начальником лагеря Мюллером, из которого он выходит по­бедителем, потому что не струсил, не сломался, ему дают буханку хлеба и кусок сала. Он может съесть это все сам, и никто бы и не упрекнул его, но он приходит в барак и гово­рит: «Разделить всем поровну». Пусть каждому достался маленький кусочек, но никто не был обижен. В этом эпизо­де в который раз проявилось достоинство героя, его нравст­венное благородство.

В повести В. Закруткина «Матерь человеческая» Мария, героиня произведения, взяла на себя заботу о чужих детях, воспитывала их как своих, спасла их, стала им матерью.

Сейчас нет войны, но много людей нуждаются в нашей помощи и поддержке. Не надо бояться проявить свое вели­кодушие по отношению ним, помогая людям, сам стано­вишься человеком.

Текст

(1)Шел май сорок третьего года. (2)На отдыхе нам выда­ли к обеду один котелок на двоих. (З)Суп был сварен с ма­каронами, и в мутной глубине котелка невнятно что-то бе­лело.

(4)В пару со мной угодил пожилой боец. (5)Мы готови­лись похлебать горячей еды, которую получали редко.

(6) Мой напарник вынул из тощего вещмешка ложку, и сразу я упал духом: большая деревянная ложка была уже выедена по краям, а у меня ложка была обыкновенная, алюминиевая...

(7) Я    засуетился было, затаскал свою узкорылую ложку туда да обратно, как вдруг заметил, что напарник мой не спешит и своей ложкой не злоупотребляет. (8)Зачерпывать-то он зачерпывал во всю глубину ложки, но потом, как бы не­нароком, задевал за котелок, из ложки выплескивалась поло­вина обратно, и оставалось в ней столько же мутной жижи­цы, сколько и в моей ложке, может, даже и поменьше.

(9)В котелке оказалась одна макаронина. (Ю)Одна на дво­их. (И)Длинная, из довоенного теста, может, и из самой Аме­рики, со «второго фронта». (12)Мутную жижицу мы перелили ложками в себя, и она не утолила, а лишь сильнее возбудила голод. (13)Ах, как хотелось мне сцапать ту макаронину, не ложкой, нет, с ложки она соскользнет обратно, шлепнется в котелок, рукою мне хотелось ее сцапать — ив рот!

(14)Если бы жизнь до войны не научила меня сдержи­вать свои порывы и вожделения, я бы, может, так и сделал: схватил, заглотил, и чего ты потом со мной сделаешь? (15)Ну, завезешь по лбу ложкой, ну, может, пнешь и ска­жешь: «Шакал!»

(16)Я отвернулся и застланными великим напряжением глазами смотрел на окраины древнего городка, ничего перед собой не видя. (17)В моих глазах жило одно лишь трагиче­ское видение — белая макаронина...

(18)Раздался тихий звук. (19)Я вздрогнул и обернулся, уверенный, что макаронины давно уж на свете нет... (20)Но она лежала, разваренная, и, казалось мне, сделалась еще дородней и привлекательней своим царственным телом.

(21)Мой напарник первый раз пристально глянул на ме­ня — ив глубине его усталых глаз я заметил какое-то все- понимание и усталую мудрость, что готова и ко всепроще­нию, и к снисходительности. (22)Он молча же своей зазубренной ложкой раздвоил макаронину, но не на равные части, и я затрясся внутри от бессилия и гнева: ясное дело, конец макаронины, который подлиныпе, он загребет себе.

(23) Но деревянная ложка коротким толчком подсунула к моему краю именно ту часть макаронины, которая была длиныпе.

(24) Напарник мой безо всякого интереса, почти небрежно забросил в рот макаронину, облизал ложку, сунул ее в вещ­мешок и ушел куда-то. (25)В спине его серой, в давно не­бритой, дегтярно чернеющей шее, в кругло и серо обозна­ченном стриженом затылке чудилось мне всесокрушающее презрение.

(26)И никогда, нигде я его более не встретил, но и не за­был случайного напарника по котелку, не забыл на ходу мне преподанного урока, может, самого справедливого, самого нравственного из всех уроков, какие преподала мне жизнь.

(По В. Астафьеву )

загрузка...