A+ A A-

Сочинение ЕГЭ по русскому. Проблема сохранения человечности, чувства собственного достоинства, великодушия

Сочинение

Что делает человека человеком? Как сохранить человеч­ность в самых страшных условиях жизни? Такую проблему рассматривает замечательный писатель Владимир Тендряков в данном тексте.

Герой рассказа, Аркадий Кириллович, вспоминает эпи­зод из своего военного прошлого. После сражения под Ста­линградом горел немецкий госпиталь. Горел вместе с ране­ными. Эту страшную картину видели и советские солдаты, и пленные немцы. Все они одинаково переживали эту траге­дию, она ни для кого не была чужой. Герой рассказа наки­нул свой полушубок на плечи стоящего рядом немца, дро­жавшего от холода. А потом произошло то, чего Аркадий Кириллович не видел, но что произвело на него огромное впечатление: один из пленных немцев бросился к горящему зданию, а за ним, пытаясь его остановить, побежал совет­ский солдат. Горящие стены обрушились на обоих, они по­гибли. Автор подчеркивает то общее чувство боли за поги­бающих людей, которое объединяло всех в тот момент, — эта трагедия ни для кого не была чужой.

Автор формулирует свою позицию так: «ни вывихи исто­рии, ни ожесточенные идеи сбесившихся маньяков, ни эпи­демические безумия — ничто не вытравит в людях челове­ческое».

Я полностью согласна с автором, тем более что в нашем современном мире эта проблема становится едва ли не глав­ной. Революции, войны, голод, всевозможные бедствия, раз­руха — что только не пришлось выдержать нашему народу!

Но большинство не сломилось под невыносимой ношей, люди выдержали все, сохранили свои лучшие душевные ка­чества: доброту, сострадание, милосердие — все то, что включает в себя понятие «человечность».

Литература о Великой Отечественной войне дает нам много примеров, когда в самых страшных условиях люди сохраняли в себе человечность. Рассказ М. Шолохова «Судь­ба человека» потрясает драматизмом жизни простого рус­ского мужика, на которого свалилось все: и война, и ране­ние, и плен, и гибель семьи. После войны он остается совершенно одиноким, работает шофером, но чувствует бес­цельность и пустоту, потому что нет рядом близкого челове­ка. Но столько в нем нерастраченной любви, доброты, со­страдания, что он усыновляет беспризорника, потерявшего родителей в этой страшной мясорубке, не щадившей никого. Он живет ради этого мальчика, Ванюшки, отдает ему все самое хорошее, что есть в душе.

Другим примером сохранения в себе и достоинства, и доброты, и человечности может стать герой рассказа А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Находясь в лагере, этот человек не только приспособился к нечеловече­ским условиям лагерного быта, но остался добрым, ува­жающим себя и других человеком, с чувством собственного достоинства. Он с радостью работает, потому что вся его жизнь — это труд, когда он трудится, он забывает о плохом, он хочет как можно лучше выполнить свою работу. Он с со­чувствием относится к тем, кому очень тяжело, помогает им, делится своим скудным запасом пищи. Он не озлобился на весь мир, на людей, он не ропщет, а живет. И не как животное, а как человек.

Размышляя над судьбами людей, попавших в страшные, нечеловеческие условия, поражаешься их духовной силе, помогающей им остаться людьми, несмотря ни на что. И я могу повторить за Владимиром Тендряковым: «Историю де­лают люди».

Текст

(1)То была первая тихая ночь в разбитом Сталинграде. (2)Поднялась тихая луна над руинами, над заснеженными пепелищами. (3)И никак не верилось, что уже нет нужды пугаться тишины, затопившей до краев многострадальный город. (4)Это не затишье, здесь наступил мир — глубокий, глубокий тыл, пушки гремят где-то за сотни километров от­сюда.

(5)И в эту-то ночь неподалеку от подвала, где размещал­ся их штаб полка, занялся пожар. (б)Вчера никто бы не об­ратил на него внимания — бои идут, земля горит, — но сейчас пожар нарушал мир, все кинулись к нему.

(7)Горел немецкий госпиталь, четырехэтажное деревян­ное здание. (8)Горел вместе с ранеными. (9)Ослепительно золотые, трепещущие стены обжигали на расстоянии, тес­нили толпу. (Ю)Она, обмершая, завороженная, подавленно наблюдала, как внутри, за окнами, в раскаленных недрах, время от времени что-то обваливается — темные куски. (11)И каждый раз, как это случалось, по толпе из конца в конец проносился вздох горестный и сдавленный — то па­дали вместе с койками немецкие раненые из лежачих, что не могли подняться и выбраться.

(12)А многие успели выбраться. (13)Сейчас они затеря­лись среди русских солдат, вместе с ними, обмерев, наблю­дали, вместе испускали единый вздох.

(14)Вплотную, плечо в плечо с Аркадием Кирилловичем стоял немец, голова и половина лица скрыты бинтом, торчит лишь острый нос и тихо тлеет обреченным ужасом единст­венный глаз. (15)Он в болотного цвета тесном хлопчатобу­мажном мундирчике с узкими погончиками, мелко дрожит от страха и холода. (16)Его дрожь невольно передается Арка­дию Кирилловичу, упрятанному в теплый полушубок.

(17)Он оторвался от сияющего пожарища, стал огляды­ваться — кирпично раскаленные лица, русские и немецкие вперемешку. (18)У всех одинаково тлеющие глаза, как глаз соседа, одинаковое выражение боли и покорной беспомощ­ности. (19)Свершающаяся на виду трагедия ни для кого не была чужой.

(20)В эти секунды Аркадий Кириллович понял простое: ни вывихи истории, ни ожесточенные идеи сбесившихся маньяков, ни эпидемические безумия — ничто не вытравит в людях человеческое. (21)Его можно подавить, но не унич­тожить. (22)Под спудом в каждом нерастраченные запасы доброты — открыть их, дать им вырваться наружу! (23)И тогда... (24)Вывихи истории — народы, убивающие друг друга, реки крови, сметенные с лица земли города, растоп­танные поля... (25)Но историю-то творит не господь бог — ее делают люди! (26)Выпустить на свободу из человека чело­веческое — не значит ли обуздать беспощадную историю?

(27)Жарко золотились стены дома, багровый дым нес ис­кры к холодной луне, окутывал ее. (28)Толпа в бессилье на­блюдала. (29)И дрожал возле плеча немец с обмотанной го­ловой, с тлеющим из-под бинтов единственным глазом. (ЗО)Аркадий Кириллович стянул в тесноте с себя полушу­бок, накинул на плечи дрожащего немца.

(31)Аркадий Кириллович не доглядел трагедию до конца, позже узнал — какой-то немец на костылях с криком ки­нулся из толпы в огонь, его бросился спасать солдат- татарин. (32)Горящие стены обрушились, похоронили обоих.

(33) В каждом нерастраченные запасы человечности.

(34)  Бывший гвардии капитан стал учителем. (35)Арка- дий Кириллович ни на минуту не забывал перемешанную толпу бывших врагов перед горящим госпиталем, толпу, ох­ваченную общим страданием. (36)И безызвестного солдата, кинувшегося спасать недавнего врага, тоже помнил. (37)Он верил — каждый из его учеников станет запалом, взры­вающим вокруг себя лед недоброжелательства и равноду­шия, освобождающим нравственные силы. (38)Историю де­лают люди.

(По В. Тендрякову)

загрузка...