A+ A A-

Сочинение ЕГЭ. Проблема назначения поэзии

Сочинение

Есть люди, которым понятнее простые, информативные тексты, без вычурности и запутанного сюжета. Но люди с богатым воображением и развитой фантазией не довольст­вуются примитивным искусством, им нужна высокая по­эзия, в которой им самим найдется место для сотворчества. Взгляды на искусство этих двух категорий абсолютно про­тивоположны, но именно из субъективного мнения форми­руется и общественное мнение.

Именно об этом говорит известный литературовед Ю. Лотман в данном тексте. Автор поднимает проблему ис­тинной поэзии, которая не должна быть и слишком простой, и чересчур вычурной. Ю. Лотман считает, что идеальная по­эзия — это та, в которой соблюдается баланс между «ожи­даемым» и «неожиданным».

Позиция автора мне понятна и близка, я разделяю мне­ние известного литературоведа. Действительно, в погоне за простотой и ясностью стиха иногда теряются волшебство, магия поэтического слова. И наоборот, если поэта влечет форма, а не содержание, «хорошей» поэзией такие стихи назвать трудно.

В тексте Ю. Лотмана упоминается фамилия А.А. Фета. Вместе с Ф.И. Тютчевым, А.Н. Майковым, Я.П. Полонским, А.К. Толстым его причисляли к идеологически консерва­тивному течению, которое было названо русской критикой 1950-х годов «чистым искусством». Оно воспринималось ре­волюционно настроенным обществом негативно, и этому способствовало мнение Н.А. Некрасова и В.Г. Белинского. Но поэты этой группы были уверены, что поэзия должна быть выше преходящих идей, она должна говорить о веч­ных ценностях — о любви, о природе, о человеке, его душе, о Боге. И они оказались правы. Прошли революции, войны, социальные и природные катаклизмы, а поэзия Ф.И. Тют­чева, А.А. Фета не потеряла своей актуальности. Возьмем, к примеру, хотя бы знаменитое тютчевское:

Не то, что мните вы, природа... Не слепок, не бездушный лик — В ней есть душа, в ней есть свобода, В ней есть любовь, в ней есть язык...

Кстати сказать, Алексей Толстой, над которым посмеи­вались из-за того, что он игнорировал идеи социал- демократов, входил в группу литераторов, именовавших се­бя Козьмой Прутковым. А уж как коснулось его сатириче­ское перо чиновников и казнокрадов, знает каждый читаю­щий гражданин России!

В начале XX века «будетляне» сбросили «с парохода со­временности» Пушкина, Достоевского и стали писать стихи по-новому. В погоне за формой потерялась не только магия поэзии, но и вообще всякое содержание. Все помнят стихи экспериментатора в области словотворчества и «зауми» В. Хлебникова:

О, рассмейтесь, смехачи! О, засмейтесь, смехачи! Что смеются смехами, Что смеянствуют смеяльно, О, засмейтесь усмеяльно!

Не хочется говорить о них, что это «плохие» стихи, но ничего для души в них нет. Наверное, поэтому очень скоро они стали всего лишь признаком исторической эпохи, а Пушкин и Достоевский вернулись к читателю. Д. Хармс, иронизируя, написал В. Хлебникову такое посвящение:

Ногу за ногу заложив, Велимир сидит. Он жив. Все.

Мне кажется, это самая яркая оценка футуристической поэзии. А вот В.В. Маяковский остается с нами без натяж­ки, потому что в своей лирике сумел найти баланс между необычной формой, продиктованной новым временем, и ста­рыми, как мир, истинами.

Быть настоящим поэтом — это значит иметь, как говорил М. Волошин, Божью искру и особый талант чувствовать, пе­реживать, видеть так, как и все остальные люди, но чуточку больше, чем они. Вот тогда поэзия будет «хорошей».

Текст

(1)Понятие «плохой» и «хорошей» поэзии принадлежит к наиболее личным, субъективным и, следовательно, вызы­вающим наибольшие споры категориям. (2)Не случайно еще теоретики XVIII века ввели понятие «вкуса» — сложного сочетания знания, умения и интуиции, врожденной талант­ливости.

(З)Прежде всего, необходимо подчеркнуть историческую ограниченность этих определений: то, что представляется «хорошим» с одних исторических позиций, в другую эпоху с другой точки зрения может показаться «плохим». (4)Молодой Тургенев — человек с тонко развитым поэтиче­ским чувством — восхищался Бенедиктовым, Чернышев­ский считал Фета — одного из любимейших поэтов Л.Н. Толстого — образцом бессмыслицы, полагая, что по степени абсурдности с ним можно сопоставить только геометрию Ло­бачевского. (5)Случаи, когда поэзия с одной точки зрения представляется «хорошей», а с другой — «плохой», на­столько многочисленны, что их следует считать не исклю­чением, а правилом.

(6)Чем же это обусловлено? (7)Для того чтобы в этом ра­зобраться, необходимо иметь в виду следующее: мы рас­сматриваем поэзию как некоторый вторичный язык. (8)Однако между художественными языками и первичным, естественным языком есть существенная разница: хорошо говорить на русском языке — это значит правильно гово­рить на нем, то есть говорить в соответствии с определен­ными правилами. (9)Говоря по-русски, мы можем узнать бесконечное количество новых сведений, но русский язык предполагается уже известным нам настолько, что мы пере­стаем его замечать. (Ю)Никаких языковых неожиданностей в нормальном акте говорения не должно быть. (11)В поэзии дело обстоит иначе — самый ее строй информативен и все время должен ощущаться как неавтоматический.

(12)Хорошие стихи, стихи, несущие поэтическую инфор­мацию, — это стихи, в которых все элементы ожидаемы и неожиданны одновременно. (13)Нарушение первого принци­па сделает текст бессмысленным, второго — тривиальным. (14)Выполнять функцию «хороших стихов» в той или иной системе культуры могут лишь тексты высоко для нее ин­формативные. (15)А это подразумевает конфликт с чита­тельским ожиданием, напряжение, борьбу и в конечном итоге навязывание читателю какой-то более значимой, чем привычная, художественной системы. (16)Но, побеждая чи­тателя, писатель берет на себя обязательство идти дальше. (17)Победившее новаторство превращается в шаблон и теря­ет информативность. (18)Новаторство — не всегда в изобре­тении нового. (19)Новаторство — значимое отношение к традиции, одновременно восстановление памяти о ней и не­совпадение с нею.

(20)Цель поэзии, конечно, не «приемы», а познание ми­ра и общение между людьми, самопознание, самопострое­ние человеческой личности в процессе познания... (21)Поэтический текст — мощный и глубоко диалектиче­ский механизм поиска истины, истолкования окружающе­го мира и ориентировки в нем. (22)В конечном итоге цель поэзии совпадает с целью культуры в целом. (23)Но эту цель поэзия реализует специфически, и понимание этой специфики невозможно, если игнорировать ее механизм, ее внутреннюю структуру.

(Ю. Лотман)

загрузка...