A+ A A-

Сочинение ЕГЭ. Проблема преобладания материального над нравственным

Сочинение

Проблема обнищания души в угоду стяжательству и каз­нокрадству для нашего общества, увы, притча во языцех. Еще Н.В. Гоголь, изображая «тонких и толстых» чиновни­ков на балу у губернатора, подметил, что ни среди тех, ни среди иных порядочных людей нет. И если «тонкие» все бе­гают и суетятся, то «толстые ... никогда не занимают кос­венных мест, ...и уж если сядут где, то сядут крепко и на­дежно, так что скорей место затрещит и угнется под ними, а уж они не слетят». Используя служебное место, «толстые» обзаводятся экипажами, домами и деревеньками, не особо заботясь о чаяниях народа. Чичиков поэтому и присоеди­нился к «толстым», что целью его жизни тоже было нажить состояние любой ценой. Все, что было лучшего у него от природы: ум, сообразительность, предприимчивость, упорст­во в достижении цели, — погибло в афере с мертвыми ду­шами. Но не Чичикова нам жалко, а наш многострадальный народ, который терпел и терпит до сих пор чиновничью все­дозволенность и безнаказанность.

Позиция автора понятна всем. И меня возмущает неспра­ведливость со стороны власть имущих, когда одним позволе­но все, а другие от этого только страдают. Не зря ведь в на­роде появилась пословица: «Закон — что дышло, куда повернул — туда и вышло». Мы пытаемся строить справед­ливое правовое государство, но пока это не очень получается.

Почти целый век по этому поводу тревожно бьет в набат наша литература. Гоголевскую эстафету подхватил А.П. Че­хов, который не только жил в переломный момент нашей экономики, но и на примере собственной семьи (дед был крестьянином, а отец считал себя купцом) мог наблюдать, как «копейка рубль бережет», но убивает сочувствие, доб­рожелательность, порядочность. Всем известен тот факт, как отец жестоко избил Антошу за разорванные на катке сапоги. В погоне за наживой теряются нежность, ласка, лю­бовь, сострадание.

В рассказе А.П. Чехова «Ионыч» мы видим, как Дмит­рий Ионович Старцев из земского врача, не лишенного ро­мантики и тонко чувствующего не только человеческую боль, но и фальшь, превращается в пухлого, красного, ожи­ревшего барина на тройке, «не человека, а языческого бо­га», как иронизирует над своим героем автор. А все начина­лось с безобидной, на первой взгляд, мечты — иметь собственный экипаж. Ранимый и застенчивый Старцев ста­новится бесцеремонным Ионычем, и случилась с героем эта метаморфоза из-за того, что материальное стало доминиро­вать над духовным.

В пьесе А.П. Чехова «Вишневый сад» тип «новых хозяев жизни» представляет Ермолай Алексеевич Лопахин. На торгах он выкупает заложенное имение Раневских, где его отец был крепостным, чтобы, разбив его на участки, продать землю под дачи и обогатиться. Он испытывает теплые чув­ства к Раневской, влюбленность к Варе, но, движимый иде­ей стяжательства, от этих чувств отказывается. Несчастны не только Раневские, несчастен Фирс, которого забыли в за­колоченном доме, несчастна Россия, которую отдали в руки таким предпринимателям, как Лопахин. И до сих пор такие Лопахины продолжают «рвать на части» вишневые сады, не заботясь ни о сохранении исторической памяти, ни о семей­ных ценностях, ни о счастье обездоленных и лишенных крова.

Печально наблюдать похожие картины в наше время, но, увы, как это ни парадоксально, до сих пор нами управляют чиновники, под которыми «скорей место затрещит и угнет- ся<...>, а уж они не слетят».

Текст

(І)Вошедши в зал, Чичиков должен был на минуту за­жмурить глаза, потому что блеск от свечей, ламп и дамских платьев был страшный. (2)Все было залито светом... (З)Черные фраки мелькали и носились врозь и кучами там и там, как носятся мухи на белом сияющем рафинаде в пору жаркого июльского лета. (4)Мужчины здесь, как и везде, бы­ли двух родов: одни тоненькие, которые все увивались возле дам: некоторые из них были такого рода, что с трудом можно было отличить их от петербургских, имели так же весьма об­думанно и со вкусом зачесанные бакенбарды или просто бла­говидные, весьма гладко выбритые овалы лиц, так же не­брежно подседали к дамам, так же говорили по-французски и смешили дам так же, как в Петербурге. (5)Другой род муж­чин составляли толстые или такие же, как Чичиков, то есть не так чтобы слишком толстые, однако ж и не тонкие. (6)Эти, напротив того, косились и пятились от дам и посмат­ривали по сторонам, не расставил ли где губернаторский слу­га зеленого стола для виста. (7)Лица у них были полные и круглые, ... волос они на голове не носили ни хохлами, ни буклями, ни на манер «черт меня побери», как говорят французы, — волосы у них были или низко подстрижены, или прилизаны, а черты лица больше закругленные и креп­кие. (8)Это были почтенные чиновники в городе. (9)Увы! тол­стые умеют лучше обделывать дела свои, нежели тоненькие. (Ю)Тоненькие служат больше по особенным поручениям или только числятся и виляют туда и сюда; их существование как-то слишком легко, воздушно и ненадежно. (И)Толстые же никогда не занимают косвенных мест, а все прямые, и уж если сядут где, то сядут крепко и надежно, так что скорей место затрещит и угнется под ними, а уж они не слетят.

(12) Наружного  блеска они не любят; у них фрак не так ловко скроен, как у тоненьких, зато в шкатулках благодать Божия.

(13) У тоненького в три года не останется ни одной души, не заложенной в ломбард; у толстого спокойно, глядь — и явил­ся где-нибудь в конце города дом, купленный на имя жены, потом в другом конце другой дом, потом близ города дере­венька, потом и село со всеми угодьями. (14)Наконец тол­стый, прослуживший Богу и государю, заслуживши всеобщее уважение, оставляет службу, перебирается и делается поме­щиком, славным русским барином, хлебосолом, и живет, и хорошо живет. (15)А после него опять тоненькие наследники спускают, по русскому обычаю, на курьерских все отцовское добро. (16)Нельзя утаить, что почти такого рода размышле­ния занимали Чичикова в то время, когда он рассматривал общество, и следствие этого было то, что он наконец присое­динился к толстым.

(Н.В. Гоголь)

загрузка...